Русские классики в пылу азарта

Развлечения, доступные светским людям в прошлые века не отличались разнообразием. Многие именитые творцы серьезно пристрастились к азартным играм. Одни из них были любимчиками фортуны, а другие – обреченными неудачниками.
Привычка свыше нам дана, — замена счастию она!

Эта цитата прямиком из «Евгения Онегина» — легендарного романа Александра Пушкина. Одно из своих самых знаменитых произведений классик чуть не проиграл в карты, так как был большим любителем бриджа и фараона. К счастью, «Онегина» удалось отыграть, поставив на кон два пистолета.

Александра Пушкина

Карточные игры были, пожалуй, самой вредной привычкой Пушкина. При семистах рублях ежегодного жалования, за один вечер он умудрялся просадить несколько тысяч. Когда деньги на ставки заканчивались – в ход шли рукописи.

Порочное пристрастие Достоевского

Основным времяпрепровождением общепринятого гения были карты и рулетка. Лишь изредка отрываясь от пристрастия, Федор Михайлович брался за перо. Но это были не порывы творца, а крайняя необходимость: Достоевский проигрывал все до последнего медяка. Очередную крупную выручку писатель тратил за игровым столом, замыкая собственные доходы и расходы в плотный порочный круг.

Одаренный баловень судьбы

Одним из самых успешных игроков в девятнадцатом столетии был Николай Некрасов. Ему была под силу победа в любой карточной игре, ведь с каждой из них он был хорошо знаком.
Ежегодно Некрасов выигрывал огромные на тот момент деньги – двадцать тысяч рублей! Весь доход от азартных игр Николай Алексеевич вкладывал в свой журнал «Современник». Небывалого везунчика многие называли аферистом, но доказать жульничество так и не смогли.

Долговая яма Державина

Гавриил Романович оставил нам ценное культурное наследие, но историки не упоминают о финансовых промашках знаменитого классициста. Его пристрастие к картам было серьезной зависимостью, от которой творец безуспешно пытался избавиться несколько раз.
Удалось ему это после серьезного долга, отыграть который получилось с материальной помощью матери и хитрого жульничества.

Из классика получился профессиональный и добросовестный шулер. Следуя кодексу чести, Гавриил был готов пожертвовать все сбережения на благое дело, а распрощавшись с долгами, вовсе перестал играть.

Перечислить всех классиков, имеющих тягу к картам, практически невозможно. Например, в произведениях Льва Толстого, Крылова, Маяковского и Есенина можно проследить подобные мотивы, все эти гении поддавались игровому азарту.

  1. Методы борьбы с мошенниками
  2. Коллекции азартных игроков

Leave a comment

You must be logged in to post a comment.